Меню

Янтра Школы йоги Крылья Совершенства

 

Система Orphus

Сводка 9. Действие: стоянка на Ставенке, перегон, стоянка на Ведьмином лугу.
Место: перегон Волговерховье - Манцы
Время: 05.05.05, утро – полдень
Обстановка: +15 С, ясно.
Докладчик: Майкер.

Утро выдалось ясное, солнечное… Впрочем, какое там, к лешему, утро! – подъем произошел часам к одиннадцати, а дальше пошли неторопливо раскачиваться: паковать вещи, собирать палатки, завтракать, курить, кое-кто успел даже голову вымыть с утра и искупаться. Быть дождю к вечеру. Нельзя голову мыть на стоянке, сто процентов дождь накличешь – или ливень поперек дороги, или моросить зарядит на пару недель. Вроде весна, так что скорее будет ливень. Все мытье – только на дневке, когда на весь день остановился. Там хоть баню устраивай, из тента, лапника и камней.

Примерно к половине второго раскачались, собрались и вышли. Начало дороги было великолепным: солнце вовсю грело лес, и, видно, уже не первый день в этих местах было ясно: от подстилки не поднимался пар. От стоянки шла вполне утоптанная лесная тропа, которую, видимо, подновляли: там и сям валялись поваленные деревья, спиленные и оттащенные в сторону. Я насторожился: в таких местах частенько бывают молодые деревца, сваленные неуклюжей техникой или неопытным рубщиком – превосходный материал для посоха. Лес как будто одобрительно покачал кронами мне в ответ, и через какие-то полчаса прямо на тропе оказалось молоденькая сосенка, вывороченная с корнями. Классический вариант: дерево уже умерло, но еще живо (а, значит, дух леса останется в будущем посохе, если сразу его попросить); дерево хвойное, а значит, смолистое – долго прослужит. У сосны древесина легкая, сучки ровные, ствол у сосенки был прямой, не очень толстый. Я взял его в руки и ощутил: дерево еще помнит радость солнечных дней, стоявших в этих местах последнюю неделю. Обрезав комель и ветви, я сделал засечку на комлевой части под будущий набалдашник и резким взмахом отрубил вершинку. Посох завибрировал, потеплел, я обратился к нему мысленно, поясняя, что теперь он будет служить для помощи и защиты, а не валяться на тропе, пока не превратится в труху.

Остальной ритуал можно было сделать и позже, поэтому я вручил посох Дашке, которой он был нужнее всего – она тащила гитару, полную нагрузку, и вдобавок шла в новых берцах. Это уже сказалось – под Вороново СВ лечил ей ноги, но пятки еще не зажили окончательно. Через пару километров она подтвердила, что посох вполне работает – идти легче, устойчивость выше, ощущение леса прояснилось и обострилось.

Охотничья вышка Постепенно смурнело. Судя по карте, мы должны были выйти к какой-то развилке лесных троп, и примерно через час мы увидели вдалеке крышу над верхушками деревьев.

Странно было: лес, по лесу колея, и высоко над деревьями вдали – крыша. Мы ускорили шаг, и минут через двадцать вышли на обширный луг, изрезанный длинными косогорами. На лугу были, помимо косогоров, несколько насквозь проржавевших остовов сельскохозяйственной техники, полегшая и пожухлая трава, из-под которой вихрами лезла молодая зеленая поросль, а еще на лугу были камни. Камни, расположенные кругом. Опытному глазу это расположение говорит многое, так что СВ и Майкер сразу же обозначили, что это такое, и посоветовали лишний раз туда без повода не заходить.

СВ загорать изволят Однако сами все-таки решили сходить. То есть это Майкер пошел к кругу, а СВ валялся пузом кверху и пытался загорать. Турист.

Круг, по моим ощущениям, был вполне работоспособен. Камни, образовавшие круг, хранили тепло солнца – впрочем, в небе было еще ясно. Потоки Сил, сфокусированные Кругом, сплетались в толстый жгут, стоять в котором было очень тепло и приятно. Я даже засомневался, что это именно ведьмовской круг, однако потом вспомнил, что внутри круга растет дерево, а рядом с ним – кострище. А еще в кругу звучало какое-то странное эхо, как будто круг тут был не один, а несколько. Немного побыв в этой зоне, я вышел, чтобы полежать на рюкзаке и попить чаю.

Примерная схема ведьминого луга Сходили к вышке. Вышка, разумеется, оказался заперта – зря только ноги трудили по косогору. Попили чаю, покурили, надо было надевать свою поклажу и топать дальше. Но я решил, что надо бы мне еще разок сходить в круг. Попробовать его, так сказать, в ином ключе.

Вошел. Ощущение струящегося тепла постепенно стихало. Небо понемногу затягивала облачная пелена. Я «коснулся» одной нити Круга, другой, переместился в центр жгута, слегка приоткрылся. Стало пусто и «никак» - ни тепло, ни холодно. Как будто Круг полностью разряжен.

НеПутевый знак Побродил внутри Круга. Практически никакого изменения. Попробовал найти точки подзарядки – получил ощущение заброшенности. Стало понятно, что никаких обрядов в Кругу давно не проводили, а еще стало понятно и очень четко проявилось в ощущениях, что каналы Круга засорены.

Я попробовал прочистить каналы, но особо не преуспел. Стало лишь немного почище, и вышедшее на минуту солнце заискрилось в листве встрепенувшегося дерева. Волной радости я окатил поляну вокруг себя, Круг гулко отозвался , появилось ощущение полета.

И напало на меня какое-то странное дурашливое настроение. Попроказничать захотелось. На вышку охотничью залезть, разыграть кого-нибудь… Решил я в итоге «путевой» знак поставить. Поставил. Забегая вперед, скажу, что и дорога у нас дальше началась в точности соответствующая.

Хлебнув еще чайку и выкурив перед стартом еще по сигаретке, мы двинулись дальше. Сразу от развилки по лесу пошла вполне себе плотная дорога, что-то вроде перепаханной вдрызг лесовозами просеки, слегка раскисшей и довольно серьезно «волнующей» - были и повороты вправо-влево, и волны вверх-вниз, и сама дорога отнюдь не была плоской – как минимум три парные колеи, глубиной до полуметра. Чтобы не терять темпа, там, где дорога была более-менее ровной, мы шли по ней, а когда она становилась «трехголовой колеей» - топали по обочинам, где в изобилии лежали заготовленные к вывозу стволы сосен и берез.

Мы шли уже около двух часов, неуклонно приближаясь к Манцам. СВ нашел несколько своих любимых сморчков, а однажды мы увидели небольшой крест, на котором висела проржавевшая солдатская каска с круглой маленькой дыркой и вмятиной. Судя по маленьким рожкам и характерному ободку внизу, каска когда-то принадлежала немецкому солдату. Судя по дырке и вмятине, каска лежала здесь вместе с владельцем… И, хоть война давно закончилась, отголоски ее еще долго будут встречаться в лесах.

В один из моментов меня подозвал кто-то из группы и спросил, что за след на дороге. След выглядел так: будто мужик приличных габаритов сжал кулаки и поставил несколько отпечатков. Кроме того, спереди у каждого отпечатка было несколько продольных черточек. Чтобы не пугать людей, я сказал, что это барсук, хотя хозяйский след, конечно, ни с каким другим не перепутаешь. Кто-то засомневался – мол, великовата лапка для барсука, но тут подошли Ленка и СВ, переглянулись, и в голос заявили, что это барсук, просто крупный. Они тоже поняли, чей это след, но на перегоне лучше, действительно, не пугать людей. Понимая, чем может окончиться для неподготовленных туристов встреча с косолапым хозяином в такой глуши, мы с СВ завели разговор о звере и «постепенно» съехали на правила поведения при встрече с бурым. Конечно, медведь не дурак – соваться к ораве людей, нас все-таки 12 человек. Но если сунется – надо орать и шуметь. Если же и это не поможет, тогда лучше держаться вместе, ощетинившись всяким дрекольем и ножами, и стараться напугать зверя. На дереве от него спастись затруднительно – лазает он получше человека, ну и так далее… Подготовив народ таким образом, мы неожиданно выскочили на небольшой лужок, обросший по краям какими-то кустами.

Место было очень удобное для привала.

Мы вольготно расположились на прогретом солнцем бугорке, достали припасы (на предыдущем привале мы только попили чаю) и основательно подкрепились тем, что у нас оставалось. А оставалось не так много: кормовая база неуклонно сокращалась, и если на стоянках еды пока хватало, то для перекусов было уже маловато. И вода заканчивалась. Хорошо, хоть сигарет было в достатке – но, как обычно, не у всех.

Ящерка Мы отдыхали довольно долго. Некоторые сняли обувь, давая отдых натруженным ступням, а кое-кто даже закемарил. Мне вот зачем-то занадобилось поймать крохотную ящерку, спешившую в густой траве куда-то по своим ящеричьим делам. Поймал, пообщался (примерно перевести можно так: «Как тут? – Да тихо… – А Хозяин бывает? – А как же! Он тут частенько ходит. Приглядывает. – Ну, удачи тебе!»), и выпустил.

Казалось, что до Манцов рукой подать, а там жилье, можно будет привести себя в порядок, пополнить запасы… Правда, уже порой мелькали мысли – иногда даже и произносились вслух, – что Манцы могут оказаться такой же деревней, как и Люшино. Ни кола, ни двора, ни людей… Оптимисты возражали: мол, Люшино и на карте-то было отмечено «два дома, три навеса»; а Манцы – да вот погляди в карту! – большая деревня. Домов на двадцать, как минимум.

- Пора! – провозгласила Ленка, и мы, навьючив привычные уже рюкзаки, потопали дальше.

Сводка 10.
Действие: перегон.
Место: перегон Волговерховье – Манцы.
Время: 05.05.05, вторая половина дня.
Обстановка: +11 С, пасмурно.
Докладчик: общая картина.

Примерно через полтора часа от привала мы вышли к окраине Манцов. Честно сказать, ничего особенного по дороге не было увидено, да и усталость начинала давать о себе знать: после двух дней на Родовене, когда практически ничего не делали, вот уже третий день группа, имея довольно приличную ношу, отматывала километр за километром. Понятно, что начала копиться усталость – но мы и так вылетели из графика, в связи с чем надо было ускоряться и нагонять.

Манцы стояли на небольшом холме. Перескочив маленький ручей, мы поднялись по склону к единственному дому, выглядевшему более-менее прилично, и сгрузили рюкзаки. Серега тут же слетал на вышку сотовой связи, но ничего особенного не высмотрел, и потому ничего интересного не рассказал. Единственное, что порадовало – это то, что, по словам Сереги, вышка только-только была поставлена здесь: связи еще не нет, краска на ступеньках лесенки еще не совсем высохла. Это подтверждалось и тем, что строительство дома смотрителя станции не менее очевидно было окончено совсем недавно – вокруг еще валялся строительный мусор и разные стройматериалы.

Вся проблема состояла в том, что мы не были уверены, что это именно Манцы. И каким-то образом надо было выяснить, правильно мы думаем или ошибаемся. Часть группы решили сходить в другой конец деревни на предмет поиска каких-нибудь указателей, другая часть села отдыхать, возле вышки.

Даша, Лида и еще кто-то из девчонок отправились прогуляться по деревне. СВ и Ленка сформировали поисковую партию из трех человек, с которыми они отправились на поиск информации.

Через некоторое время Майкеру на примере Сереги засвербело залезть на вышку. Что ему там понадобилось – непонятно, вроде бы окрестности Серега осмотрел достаточно внимательно.

Вид с вышки. Манцы. На вышке Майкер долго обозревал окрестности, что-то мудрил с фотоаппаратом, прислушивался, после чего быстро, чуть ли не бегом, спустился вниз. К тому времени уже вернулись Лида и Даша, вид у них был несколько бледный, а Дашка даже негромко ругалась в адрес Майкера.

Присев на бревно, Майкер объявил, что до самого горизонта не видно ни одного признака жилья; вроде бы на грани слышимости звучал собачий лай, однако он не уверен, что ему не послышалось; дорог от деревни отходит четыре – одна на север, две на юг и та, по которой мы пришли, причем дорога на север, похоже, раздваивается где-то неподалеку; что людей или стоянок поблизости не обнаружено; и что деревня ощущается очень странно. В чем странность – он отвечать не стал, однако пустился в пространные объяснения, что несколько раз чувствовал мощные порывы спрыгнуть с вышки, чтобы оказаться на земле как можно быстрее. «Чувствуешь себя как под прицелом, - заявил он, - очень неуютно. А еще такое ощущение возникает, что тебя кто-то чуть ли не за штанины стаскивает с лесенки. А на площадке ощущаешь себя чуть ли не птичкой – хочется вспорхнуть с перил и улететь».

Видно было, что люди потихоньку стали прислушиваться к своим ощущениям. В разговоре стали мелькать упоминания о мертвой деревне Люшино, которую мы проходили совсем недавно, и сравнения с Волговерховьем – не в пользу Манцов. Появились вопросы: почему в это время – не такое уж позднее, всего-то около шести часов вечера, - в деревне никого нет, и это несмотря на будний день. Уж, по крайней мере, строители-то должны были быть!

Через некоторое время Дашка отозвала Майкера в сторону, и о чем-то спросила. Майкер пришел в состояние крайней задумчивости, нахмурился, потом что-то негромко рассказывал несколько минут, после чего Дашкина «бледность» перешла в фазу синевы. Стало понятно, что происходит что-то серьезное; это прямо висело в воздухе.

Тут вернулся СВ с поисковой партией.

- Это точно Манцы, - объявил он. – Мне удалось найти дом, в который можно было попасть, не совершая взлома, и вот что я там нашел…

Из рассказа СВ стало понятно, что нашел он несколько документов («Показать не могу, потому что взять их было нельзя – получится кража, а это недостойно»), которые неопровержимо свидетельствуют о том, что данный населенный пункт и есть Манцы. По словам СВ, документами были несколько накладных на стройматериалы и акты приемки строительных и инженерных работ, датированных нынешним годом. В актах указывалось, что оные работы по возведению опорного пункта связи в деревне Манцы, произведены в соответствующем объеме и т.д. Там же он нашел документы строительной бригады, из которых следовало, что именно данный домик и есть «опорный пункт связи».

Так что с географическим положением мы определились точно. Это сразу подняло настроение всей группы, и незамедлительно последовал вопрос: не имеет ли смысла остановиться где-нибудь в деревне на ночлег? Есть пустые дома, да и просто в виду деревни вроде спокойнее…

Мнения разделились практически сразу. «За» было наличие колодца, большой запас дров (бревен и досок, оставшихся от строительных работ), возможность не разбивать лагерь, а заночевать в доме. «Против» было то, что вода в колодце была довольно ржавая; не в пользу стоянки в деревне также было странное ощущение, не покидавшее многих участников похода. Весомым отрицательным доводом послужила озвученная возможность неадекватности местных («Строители наверняка поехали не только за едой, но и за спиртным, вернутся, напьются – вот тогда и будет нам тут весело!»).

Окончательно чаша весов клонилась в сторону лесной ночевки тогда, когда вслух было сказано то, что мы сильно отстали от графика и надо двигаться, пока не нагоним. Иначе мы безнадежно отстанем, так как от Рудаковки, от которой нам с утра надо поймать попутный транспорт до Демянска, как-никак километров пятнадцать. То есть, если мы встать на ночевку в Манцах, то с утра до Рудаковки придется бегом бежать. С рюкзаками. Лучше уж сейчас пройти до сумерек сколько получится, все с утра меньше…

Обсуждение грозило перерасти в спор с применением запрещенных приемов и переходом на личности, и тогда СВ, Ленка и Майкер призвали группу помолчать пять минут, подумать, затем высказываться по очереди и не перебивать друг друга. А уже после выслушивания всех мнений принимать решение.

Пока группа обдумывала решение, планы СВ и Майкера касательно посвящения (типа продувки макарон), обсуждавшиеся на стоянке у речки Ставенки, были потихоньку претворены в жизнь. Найдя здоровенный гвоздь и обломок кирпича, Майкер отозвал Главного Новичка в сторону и поручил ему сверхответственное задание – отполировать оный гвоздь «до зеркального блеску». Причем делать это не как попало, а ласково и бережно, дабы гвоздь не сточить совсем. На вопрос «А зачем это нужно?» - последовал ответ: «Пока не могу сказать. Но ты обязательно узнаешь позже!».

А через полчаса группа большинством голосов приняла решение двигаться на ночевку в сторону Рудаковки, пока не стемнеет. Пополнив запасы воды, подзарядившись глюкозой и витаминами (спасибо одному запасливому суслику в группе!), мы словно нехотя выдвинулись по дороге, ведущей на север.

Пошел дождь.

Сводка 11.
Действие: привал.
Место: Манцы.
Время: 05.05.05, в районе шести часов вечера.
Обстановка: +11 С, пасмурно.
Докладчик: Майкер.

Нет, неладно с этой деревней, совершенно точно. Казалось бы, ну что такого в тяге совершить прыжок с высоты? Еще Ницше предупреждал: если долго смотреть в бездну, бездна посмотрит в тебя. Но чтобы так тащило вниз – это в первый раз! Ладно, по порядку.

Когда Серега слез с вышки, все сразу пристали с вопросами – что да как. Однако Серега хоть и сказал, что людей не видать, других деревень тоже, мне этого показалось мало. Немного обдумав ситуацию, я решил слазить на вышку сам и там поработать зумом фотоаппарата. Глядишь, хитрой технике удастся увидеть то, что не удалось узреть человеческому глазу.

Когда лез вверх – через каждые десяток-полтора ступенек почему-то хотелось остановиться и прекратить. Вниз я точно не смотрел, только по сторонам иногда, а чаще – вверх. Понятно, что это глупость – влезать на вышку, но если нам неизвестно, где мы? Не самый плохой способ узнать, нет ли поблизости чего-то, проясняющего картину. Тем более, что я лез без особого геройства, понимая, что высота ошибок не прощает.

Примерно на середине пути некий властный внутренний голос сказал: «А теперь очень аккуратно! Три опорные точки в каждый момент времени как минимум». Спорить с этим голосом – себе дороже, не раз проверено, а потому подъем пошел помедленнее. Однако же, минут через пять я уже был наверху. Вылез на площадку, осмотрелся, вдохнул свободнее – красота! Походил по площадке, попробовал поснимать. Из десятка снимков удачными можно было признать два, может три, остальные пришлось стереть – то ли руки дрожали, то ли вышку покачивало, в общем, ничего внятного в кадре не получилось.

Используя видоискатель с увеличением, мне удалось осмотреть окрестности как с биноклем. Несколько мутным, но вполне приемлемым. Ничего похожего на жилые дома, действующие фермы или иное обиталище не нашлось. Ни дымка, ни линии электропередач, ни иного признака человека поблизости.

Вот тут-то на меня накатило. Я стоял, курил, и чувствовал, что какая-то могучая сила пытается стащить меня с вышки, живописуя радости полета. Затем что-то во мне сдвинулось, «картинки» полета исчезли, и я с ужасом обнаружил, что ноги сами несут меня к перилам смотровой площадки. Это было настолько страшно, что у меня просто захватило дух, и я несколько бесконечно длинных мгновений е соображал, что делать.

«…!» - длинно и витиевато выматерился внутренний голос, и мне стало немного полегче. Я вспомнил, что нецензурная брань отпугивает нечистую силу, что я здесь не один, что внизу меня ждет посох, и что на Родовене Лида вырезала мне берестяной амулет. Перила были опасно близко и я принял самое простое решение: просто расслабил ноги. Вышка загудела от удара бывалым седалищем, самому мне ощутимо «отзвучило» по позвоночнику, но сидя я мог быть совершенно спокойным: поднять человека гораздо сложнее, чем заставить сделать шаг – больше мышц надо проконтролировать, операции сложнее, – а потому я быстро справился со страхом. И уже даже слегка насмешливо наблюдал, как беснуется странный некто, неудачно попытавшийся превратить меня в птицу на несколько секунд. Затем я мысленно дотянулся до посоха, оставленного внизу, и погладил берестяной браслетик с Родовеня. Чужака словно смыло, даже следов его присутствия не осталось.

Ну что, вниз? Я поднялся, запечатлел вышку «вдоль» на память о произошедшем и полез вниз. Обратная дорога давалась тоже непросто – при воспоминании о происшедшем руки слабели, и хотелось побыстрее оказаться на твердой земле. «Некто» не растерялся – пару раз я словно через силу бросал взгляд на землю и испытывал мощное желание отпустить лестницу, чтобы оказаться на земле сразу. Однако то ли посох и браслет были «начеку», то ли разум возобладал, то ли чужаку сильно досталось – эти позывы легко преодолевались.

Когда я ощутил под кроссовками грунт, у меня подкашивались ноги. А когда я увидел Дашку и Лиду, я понял, что лучше сесть – сразу чувствовалось, что нашли они нечто такое, от чего лучше держаться подальше. Облюбовав бревно рядом с новым домом, я присел, изложил увиденное с вышки и немного успокоился. Затем, лениво болтая «ни о чем», я стал размышлять над тем, какие силы могут устраивать подобные кунштюки. По всему получалось, что в деревне обосновалась какая-то инфернальная сущность, основная подпитка которой – окрестное зверье и случайные путники. Поскольку тут недалеко охотничьи угодья, скорее всего, охотники тоже время от времени становятся добычей; а так как никакой информации о жертвах не поступало, то либо эта тварь устраивает свои дела таким образом, что все выглядит как несчастный случай или неосторожность, либо ее действия не смертельны. Второе выглядело сомнительно, зато первое в свете событий на вышке казалось единственно верным выводом.

Тут ко мне подошла Дашка и попросила отойти с ней для разговора. Мы встали немного поодаль группы, и Дашка, лихорадочно затягиваясь сигаретой, спросила меня, бывает ли так, что крыша и стены в доме почти полностью провалились, а дверной проем стоит как вчера покрашенный. Видно было, что она здорово нервничает.

Я сказал, что бывает, но в тот момент не стал объяснять, что обычно так бывает в домах, где на притолоке повесился хозяин дома.

Тогда Дашка спросила, а бывают ли в заброшенных домах голоса. Как-то сразу стало понятно, что там вряд ли был просто голос, а скорее некий Голос или даже Зов. Я стал спрашивать, что именно она слышала, и как все происходило.

Выяснилось, что они с Лидой шли мимо одного из домов и увидели эту самую притолоку. Заходить у них желания никакого не возникло, и слава Богу! Однако возникло некое беспокойство, поскольку не каждый день встречаешь такие вещи – обрушенный дом и вызывающая неприятные ассоциации с виселицей коробка дверного проема. «Более того», – рассказывала Дашка, - «в этот момент накатило ощущение какой-то неизбывной тоски, жутко так стало…».

Сопоставив время того, что творилось со временем событий, происходивших в этот момент у нас, я понял, что это было примерно тогда же, когда я обдумывал, как определить, куда нас занесло. И не полезть ли для оного определения на вышку.

Далее, по словам Дашки, они подошли к другому дому. Это было похоже на какое то учреждение, явно нежилое: «По виду вроде клуба, хотя, возможно, административное какое-нибудь здание», и внезапно им захотелось посмотреть, что там внутри. «Как будто кто-то или что-то звало, прямо-таки тянуло внутрь», - рассказывала она. – «Я понимала рассудком, что соваться туда рискованно – несущие балки кое-где еще сохранились и могли обвалиться прямо нам на головы». Это совпадало с моментом, когда мы как раз обсуждали то, что с вышки разглядел Серега.

Так вот, подойдя поближе, девчонки увидели, что крыша его практически полностью провалилась внутрь дома, часть стен обрушилась, окна и коробка входной двери перекошены, а самой двери на петлях нет.

Охранный знак. Манцы. «Лида шла как не в себе, - рассказывала Дашка, - да и я ни ног, ни головы не чуяла. Потом мелькнула мысль, что это, наверное, опасно, потому что проваленная крыша могла провалиться не до конца, да и стены там на честном слове… Но все это прошло как-то мимо. Я делала шаг за шагом, дверь была уже в нескольких метрах, и тут меня словно что-то толкнуло в ладонь. Сработал посох, ладонь ощутимо обдало теплом, и в голове прояснилось. Мне как-то сразу стало понятно, что несмотря на все свое любопытство я туда не пойду. Лида, правда, таки зашла внутрь, и пришлось ее матюгами и воплями оттуда вытаскивать».

Далее рассказ становился не очень внятным, каким-то образом они разошлись, Дашка пошла к вышке и потеряла Лиду из вида. Когда Дашка подошла поближе, я как раз поднимался по лесенке, а Лида показывала ребятам кусок газеты, выглядевшей так, как будто отпечатана она была еще в типографии «Искра». От вида Майкера, бодро лезущего по ступенькам в поднебесье, Дашке стало совсем нехорошо, она начала ругаться про себя и пошла куда-то в поле – этот момент я наблюдал уже сверху.

Ну, а через пару минут меня скрутило на вышке.

Возможно, это действия одной и той же сущности? – возникает вполне логичный вопрос. Однако, выполнив несколько простейших действий по отпугиванию нечисти, я наглухо «закрылся» - поскольку было непонятно, что тут происходит и что за сущность пробует силы. Дабы не налететь на еще более крупные неприятности, я начертил в пыли один из охранных знаков. Потом взял газету, принесенную Лидой. От этого пожелтевшего клочка бумаги несло затхлостью, а еще она почему-то пахла смертью. Я счел наиболее правильным ее уничтожить – от греха подальше: из мест, где предметы пахнут смертью, лучше ничего с собой не брать, о чем я и предупредил Лиду.

Позднейшие размышления и обсуждения природы случившегося с нами в этой заброшенной деревушке привели к выводу, что посещение этого дома – в этот момент Серега как раз обозревал окрестности – пробудило эту неизвестную сущность. Ясно, что, пробудившись, некоторое время она искала возможность напасть на нас, но Серега к тому моменту уже спустился, а Дашка с Лидой были в определенном напряжении от увиденного.

И тут как раз подвернулся я, сдуру влезший на верхотуру.

Полагаю, только вмешательство неких высших сил помогло справиться с этой напастью. Ее природа до сих пор остается неизвестной, но предположение о принадлежности к инфернальным силам или к некросфере выглядит вполне разумным.

Ее цели тоже невозможно назвать точно, но ясно, что они были не самые приятные для нас. Видимо, поэтому мне – еще до всех этих размышлений – было совершенно понятно, что останавливаться рядом с деревней – не самое лучшее решение. А потому я был очень рад, когда группа уверенным большинством решила топать дальше до сумерек.

Когда мы покинули Манцы, начался нудный дождик, который с перерывами сопровождал нас до самой стоянки и перестал только к ночи.

Автор: Майкер

Фотовыставка "Будь счастливым на чистой Земле!"

Фотовыставки из цикла «Будь счастливым на чистой Земле!» в рамках Года экологии 2017 проводятся на разных площадках города Москвы и других городов России.

Приглашаем посетить ближайшие фотовыставки:
10.06 - 05.07 Клуб-галерея «Крылатский Орнамент» г. Москва.
с 16.06 - Библиотека искусств им. А.П. Боголюбова
с 3.07 - Культурный центр «Зеленоград»
с 5.07 - Выставочный зал «Тушино»

Подробнее о выставке...

Последние новости

Ритуал "7 костров"

27-28 мая состоится Ритуал "7 Костров". Приглашаем всех желающих.

Очищающий ритуал Агнихотра

Школа йоги «Крылья Совершенства» каждый месяц проводит ритуал очищения огнем «Агнихотра». Включаясь осознанно в действо агнихотры, удерживая сознание на цели очищения, мы можем реально помочь себе изменить состояние и запустить новое намерение на будущее.

Приглашаем на ближайшие ритуалы всех желающих:

18 июня – Санкт-Петербург

Отзывы о прошедших Ритуалах Агнихотра, 2017 г.

Отзывы о прошедших Ритуалах Агнихотра, 2015-2016 гг.

Праздник Благодарности 23 мая

Каждую весну и каждую осень мы справляем праздник Благодарности. Благодарности за возможность жить, возможность умереть и возможность вновь родиться, за испытания, в преодолении которых мы движемся к совершенству. Благодарности Учителям, Земле и Небу, родителям и детям, воде, цветам, свету, ветру… Наши потоки соединятся в общей большой реке Благодарности, и, рано или поздно, она приведет нас к Любви. Будучи убежденными в материальности мысли, мы верим в вашу позитивную реакцию и быстрое включение в дело.

Вечером 22 мая в 23 часа по московскому времени мы можем слить наши пока робкие ручейки благодарности в общешкольный поток, который встретится с океаном любви и благодарности Учителя и Школы, источника всех Знаний и Законов Жизни.

И давайте в начале этой медитации объединим в общий круг и пошлем свой привет и благодарность всем-всем нашим собратьям, и тем, которые сейчас рядом на занятиях, и тем, которые трудятся в других городах, и тем, кто только лишь прикоснулся к Знаниям Школы и отошел, и тем, кто в тонком теле, и тем, кто уже в новом теле вернулся к нам или же проходит свое воплощение вдали от нас…

"Йога выходного дня" в Петербурге

Приглашаем желающих провести воскресенье 4 сентября на однодневном семинаре в живописном пригороде Санкт-Петербурга. Подробности здесь.

Приходите на занятия!

Занятия проходят в городах:

в Москве
в Санкт-Петербурге
в Иркутске
в Липецке

Школа в социальных сетях